Шарф голубой


Крутится-вертится шарф голубой (песня) — Циклопедия

Отава ё - крутится-вертится шарф голубой. 2009 г. Крутится, вертится шарф голубой. Трахтенберг и Подгородецкий

«Крутится-вертится шарф голубой» — русская народная песня, относящаяся к городскому фольклору. Известна с середины XIX века[1].

Наум Шафер в предисловии к пластинке «Кирпичики» (Кирпичики. Антология городской русской песни за 100 лет (1850-е — 1950-е). Грампластинка. Составление и музыкально-литературная редакция Н. Шафера. Фирма АРТИ, Алма-атинская студия грамзаписи, 1995 г.) указывает автора песни: Ф. Садовский[1]. Но больше ничего не известно.

Как и у многих песен, вошедших в народную структуру, у песни нет одного-единственного правильного текста. Он сохранен в разных вариантах.

[править] Вариант текста

Этот вариант текста песни дает Наум Шафер со слов советской актрисы Людмилы Геники-Чирковой, жены известного артиста Бориса Петровича Чиркова[2], которая сама занялась расследованием истории песни, получившей популярность в связи с выходом фильма «Юность Максима», где прозвучали два куплета из нее:

Крутится, вертится шарф голубой_-_Земфира народная артистка России Людмила Рюмина и Государственный ансамбль Русы - песня Крутится вертится шар голубой Елена Ваенга, Шар голубой (еще один вариант известной песни) В Москве проживала блондинка, На Сретенке, в доме шестом, Была хороша, как картинка, И нежная очень притом. ПРИПЕВ: Крутится, вертится шарф голубой, Крутится, вертится над головой, Крутится, вертится, хочет упасть. Кавалер барышню хочет украсть. Таких прехорошеньких ручек Не видел на свете никто. Ходил к ней кудрявый поручик В нарядном и светлом пальто. Где эта улица, где этот дом? Где эта барышня, что я влюблён? Вот эта улица, вот этот дом, Вот эта барышня, что я влюблён. Но вскоре то счастье пропало На самый ужасный манер. Поручику стряпка сказала, Что «стал к ней ходить анжанер». ПРИПЕВ Поручик на скетинге-ринге Увидел красотку в окне. Он к ней подошёл и блондинке Хватил кулаком по спине. ПРИПЕВ Всегда так на свете бывает. Окончился этот роман. Мужчина от страсти пылает, А женское сердце — обман. Крутится, вертится шарф голубой, Крутится, вертится над головой, Крутится, вертится, хочет упасть. Кавалер барышню хочет украсть.

Крутится-вертится шарф голубой,Крутится-вертится над головой,Крутится-вертится, хочет упасть —Кавалер барышню хочет украсть!

Где эта улица, где этот дом?Где эта девица, что я влюблен?Вот эта улица, вот этот дом,Вот эта девица, что я влюблен!

На все я готов, я во власти твоей,Умру от тоски, коль не будешь моей!Любил я, люблю, вечно буду любить.Зачем же меня понапрасну томить?

В саду под скамейкой записку нашел:«Свиданье в двенадцать»! Я в десять пришел.Минуты за годы казалися мне,Вдруг шорох раздался в ночной тишине.

Я ночи пройденной забыть не могу,С тех пор еженощно встречались в саду.И в вечной любви мы клялися вдвоем,Луна и скамейка свидетели в том.

Крутится-вертится шарф голубой,Крутится-вертится над головой,Крутится-вертится, хочет упасть —Кавалер барышню хочет украсть![3]

[править] Крутится-вертится шар голубой…

Как и многие народные песни, она утеряла авторство, и ее напевали каждый по-своему. Слово «шарф» с глухим согласным звуком «ф» на конце кто-то мог не дослышать, и слово «шарф», отбросив последний звук, преобразилось в «шар». И со словом «шар» песня тоже продолжила жить в городской среде. Хотя, казалось бы, причем здесь «шар», если ясно, что речь идет о легком девичьем «шарфе», развевающемся на ветру. В первой половине 19 столетия вошел в моду романс Н. А. Титова «Шарф голубой»[1] — эту песню всюду исполняли — и в салонах, и на вечерах, ее мотив подхватили, а барышни старались соответствовать намеченному стандарту и надевали на плечи голубые шарфы[1]. Именно про голубой шарф — а не шар — сочинялся первозданный текст. Но исполнители нового варианта об этом не задумывались. Пели — как слышали.

Так песня приобрела новую историю, преобразившись в песню о шаре голубом.

Фрагмент из фильма «Юность Максима»

В таком виде она вошла в 1937 году в новый фильм «Возвращение Максима», а затем и во всю трилогию о Максиме.

[править] В варианте Бориса Чиркова

В фильме о Максиме эту песню исполнял актер Борис Чирков. Но песню ему специально никто не подбирал. Получилось так, что по ходу действия потребовалась песня, но ее не было. И актеру сказали исполнить что-нибудь. И он запел известную городскую народную песню — какая в голову пришла, а пришла ему в голову именно эта: «Крутится-вертится шар голубой…»[2]. Он (с присоединившимися по ходу съемок товарищами) пропел лишь пару куплетов. В таком виде песня и вошла в фильм. Да так вошла, что осталась со зрителями навсегда — именно в этой паре куплетов и осталась. И именно в исполнении Бориса Чиркова. А остальная песня стала забываться.

Крутится-вертится шар голубой,Крутится-вертится над головой,Крутится-вертится, хочет упасть —Кавалер барышню хочет украсть.

Где эта улица, где этот дом?Где эта барышня, что я влюблен?Вот эта улица, вот этот дом,Вот эта барышня, что я влюблен![3]

[править] Песни на других языках

The Barry Sisters - Vi iz dus geseleh? Галина Хомчик исполняет песню сразу на всех языках

Песня о голубом шарфе-шаре считается русским городским фольклором.

На это указывает и Наум Шафер, даже назвав автора (по его словам, это Ф. Садовский, о котором больше ничего неизвестно). Однако архивных источников, откуда Наум Шафер сам эту информацию узнал, он не приводит. Остается лишь верить, что песня про голубой шарф, который, раздуваемый ветром, «крутится-вертится, хочет упасть» с девичьих плеч, впоследствии преображенный в шар, — действительно относится к русскому фольклору.

И так бы, конечно, она и считалась бы — если бы… этот же мотив не звучал в песнях на других языках: есть вариант на польском языке «Szła dzieweczka» («Шла девочка»), есть на идише «Vu Is Dos Gesele» («Где эта улочка?»), есть на английском («Where is the small lane, where is the chamber?»)[3]…

Причем авторство во всех этих песнях тоже не установлено, а это является очень частым свидетельством заимствования музыкального произведения.

Какая же из этих разноязычных песен появилась первой? Когда, кто и что у кого услышал и перенес в свой язык?

Увы, ответов на эти вопросы пока нет.

А вот что касается русской песни, то ее жизнь не закончилась стихами про барышню, которую хочет украсть кавалер и в ужасе бегает по всему городу с вопросами: где эта улица, где этот дом?

Появились (и наверняка появляются еще) новые стихи на ту же мелодию.

Особый всплеск новых песен на известный мотив пал на время Великой Отечественной войны.

Стихи поэта Михаила Исаковского, сочиненные им в 1942 году, прямо посвящены этой полюбившейся песне про «шар голубой» — ее весело напевает в его стихотворении раненый советский солдат, этакий лихой удалец, которому и раны на войне не страшны:

Песню поет он, довольный судьбой:«Крутится, вертится шар голубой,

Крутится, вертится, хочет упасть…»Ранили парня, да что за напасть?[4]

Особую известность в годы войны получили стихи В.И. Лебедева-Кумача на тот же мотив.

Песня Максима в новом военном варианте

Поэт Василий Иванович Лебедев-Кумач, автор стихов к песням, звучавшим в фильме «Юность Максима» — откуда песня про «шар голубой», словно получив второе рождение, вышла на экраны и сразу вместе с фильмом приобрела огромную популярность, — специально для выступлений Бориса Чиркова во время Великой Отечественной войны перед солдатами в военных концертах сочинил специальный вариант стихов на ту же мелодию — военно-патриотический:

Десять винтовок на весь батальон, В каждой винтовке — последний патрон. В рваных шинелях, в дырявых лаптях Били мы немца на разных путях…[2].

В таком виде Борис Чирков и исполнял новый вид песни (см. ролик справа).

Существуют и современные вариации. Новые слова на ту же мелодию продолжают появляться.

А песня продолжает существовать, обрастая новыми стихотворными вариантами на разных языках.

  1. ↑ 1,01,11,21,3 Наум Шафер. КИРПИЧИКИ (Грампластинка)
  2. ↑ 2,02,12,2 «КРУТИТСЯ, ВЕРТИТСЯ ШАР ГОЛУБОЙ…», автор Юрий БИРЮКОВ; журнал Родина, № 8 — 2006
  3. ↑ 3,03,13,2 КРУТИТСЯ-ВЕРТИТСЯ ШАР ГОЛУБОЙ
  4. ↑ Михаил Исаковский. «КРУТИТСЯ, ВЕРТИТСЯ ШАР ГОЛУБОЙ»

cyclowiki.org

ИСТОРИЯ ПЕСНИ "КРУТИТСЯ, ВЕРТИТСЯ ШАР(Ф) ГОЛУБОЙ"

Сегодня разговор пойдёт о песне «Крутится, вертится шар(ф) голубой». На всякий случай букву «ф» берем в скобки, хотя её наличие в названии более чем оправдано. 

Одной из песен, которые стали популярны в народе после революции, стала "Крутится, вертится шар голубой". В данном случае «ф» пока опущена справедливости ради, поскольку песня именно с этим названием ворвалась в жизнь советских людей, когда в 1934 на киноэкраны вышел первый фильм трилогии о Максиме «Юность Максима»,  где главную роль исполнил Борис Петрович Чирков. Герой, которого он играл, спел 2 куплета этой замечательной песни. А потом ещё повторил их в двух других фильмах. Как вспоминал позднее сам Борис Петрович, ему казалось несправедливым, что изначально Максиму не досталась никакая песня. Не хватало лишь завершающего музыкального штриха для полноты портрета, который отражал бы и его отношение к жизни, и настроение, и думы о будущем. Режиссёр и актёры стали судорожно искать подходящую песню: порылись в закоулках памяти, поскребли по сусекам сборников песен и романсов, прослушали творческие коллективы трактиров и рюмочных, но всё было тщетно. И вот однажды Борис Чирков на одной из репетиций заголосил песню, которую он сам не раз уже слышал. При этом режиссёр тогда и сам толком не расслышал, что именно кружилось над головой: шар или шарф. Скорее всего, это был всё-таки шарф, поскольку его таки легче представить кружащимся над головой, чем абстрактный шар!

Вместе с тем, авторы песни оставались неизвестны самому Борису Петровичу и всем советским людям. Может, кто-то и пытался докопаться до истины, но началась война. И эта песня также встала в строй вместе с другими представительницами жанра, тем более что ещё в 1939 году Василий Иванович Лебедев-Кумач написал куплет к завершающему эпизоду последнего фильма трилогии — «Выборгская сторона», — где были такие слова:

Десять винтовок на весь батальон,В каждой винтовке — последний патрон.В рваных шинелях, в дырявых лаптяхБили мы немца на разных путях…

Но авторы исходной песни по-прежнему не были найдены.

По мнению известного музыковеда Юрия Евгеньевича Бирюкова песня «Крутится, вертится шарф голубой» появилась ориентировочно в конце 19-го века благодаря стараниям неизвестного уличного барда. 

В 1996 году в Польше была издана книга автора Вацлава Панчика «Сборник польских народных песен» , где приведена следующая информация. Некто Юлиуш Рогер (Juliusz Roger) опубликовал в сборнике песен Горной Силезии, изданном в 1863 году, одну из «песен охотников» неизвестного автора с бессловесным припевом. Песня как бы относилась к началу 19-го века и называлась «Sza dzieweczka» («Шла девушка»).  Мажорная такая песенка, мазуркового склада. Однако ж, в начале 20-го века оная резко поменяла размер – стала вальсом, — и приобрела весьма примечательный припев:

Gdzie jest ta ulica,gdzie jes ten dom,gdzie jest ta dziewczynaсо kocham jа

Даже не зная польского языка в совершенстве, можно без труда понять смысл слов. 

Вполне ожидаемо, что и представители «богоизбранного народа» не могли пройти мимо «бесхозной» песни и представили целых два видения истории, чего раньше за ними замечено не было.

Согласно одной из версий , песня «Vu iz dos gesele?» («Где эта деревня?») была опубликована на идише в 1912 году автораY. L. Cahan. Согласно другой , песня придумана в 1926 году композитором Шоломом Секундой(Sholom Secunda) и поэтом Израэлем Розенбергом (Israel Rozenberg), живших в штатах. Песня впервые прозвучала в мюзикле «Mashe oder Margarita» («Маша или Маргарита») в стенах театра Хопкинсона.

Где эта деревня, место моей юности?Где этот парень, который меня по правде целовал?Вот эта деревня, место моей юности,Вот этот парень, который меня по правде целовал?

Но более того, предложившие эту версию украинские «исследователи»-русофобы, всерьёз думают, что шастающий по пивным Чирков каким-то образом совместил авторскую американо-хасидскую музыку с русскими народными словами о барышне и шарфе голубом, принёс её Дмитрию Дмитриевичу Шостаковичу, который написал музыку к трилогии, и все вместе, дружно и безбоязненно понесли они песню на блюдечке в премьере фильма товарищу Сталину, напомню, в 1934 году, будучи уверенными, что великий вождь просто обожает еврейские напевы. Думается мне, расстрелял бы Иосиф Виссарионович всех создателей картины до третьего колена по старой привычке, если б дело обстояло действительно так. 

В 1995 году вышли две уникальные программы, записанные на пластинки, одна из которых называлась «Кирпичики. Антология городского фольклора за 100 лет (1850-е — 1950-е)». Их автором является Наум Григорьевич Шафер, филолог и композитор . В своём исследовании Наум Григорьевич представил образцы музыкальной культуры нашей страны, городской фольклор, получивший широкое распространение среди купечества, ремесленников, студентов, рабочих . В частности, Шафер утверждает, что песня "Крутится, вертится"уходит корнями в середину 19-го века, указывая, что её прекрасно знал Михаил Иванович Глинка. Также и он уточняет, что песня была заметно длиннее тех двух куплетов, что исполнил Борис Чирков, и пелось там не про «шар», а про «шарф голубой», который является аллюзией на романс «Шарф голубой» композитора Николая Алексеевича Титова и поэтаМихаила Александровича Маркова. Этот романс появился аккурат в 1830 году. Автором песни "Крутится, вертится" он ставит Ф. К. Садовского, о котором, к сожалению, практически ничего не известно, кроме того, что он жил на рубеже веков и является автором знаменитой песни «Мой костёр» и ещё нескольких произведений.

Думаете всё? Не тут-то было! В своей книге «Голошение волн», посвященной поэту Валентину Ивановичу Вольпину (1891–1956), Дмитрий Антонович Сухарев делает следующее предположение :

Существовал даже фильм Фридриха Эрмлера «Катька — бумажный ранет» (1926) — «один из первых опытов советской социально-бытовой драмы». Не знаю, что тут первично: фильм или вольпинская песня.Еще неожиданней было найти в «Кастальском ключе» такое:

Крутится, вертитсяШарф голубой,Крутится, вертится над головой,Крутится, вертится,Хочет упасть,Кавалер барышню хочет украсть…

Песня про «шар» голубой считается народной. Иногда авторство приписывают великому князю Константину Романову — поэту К. Р. Или всё-таки автор — Вольпин? Но возможно, что Вольпин лишь добавил к двум общеизвестным куплетам три своих.

 

По мнению уважаемых исследователей, автором песни "Крутится, вертится шарф голубой"стал… великий князь Константин Константинович Романов, который, как мы помним из истории России, приходился двоюродным дядей Великомученика Николая II, последнего императора Великой России. Образованнейший человек, командир Преображенского полка, президент Императорской Санкт-Петербургской Академии наук, Константин Константинович увлекался музыкой, театром, поэзией, а с 1879 года начал писать собственные произведения. 

К сожалению, всё это только абсолютно разные версии – ни одна из них не подтверждает ни прямо, ни косвенно истину какой-либо одной, более того, нет ни единого опубликованного документального свидетельства, кроме изданных сборников песен. Однако хочется надеяться, что именно в наше время удастся поставить точку в более чем столетнем споре об авторах замечательной песни "Крутится, вертится шарф голубой".

Песенке этой уже много лет,Но до сих пор не нашли мы ответ,Где эта улица, где этот дом,  Где эта девушка, что я влюблён...

 

Источник: link

Оформление Польской Валерии

 

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

lera-komor.livejournal.com

Шарф голубой (романс) — Циклопедия

Nikolay Titov. Perfomed by Anna Maluta, soprano. Партия фортепиано - Берта Козель. Запись 1951 года.

«Шарф голубой» — русский романс на музыку Николая Титова и стихи Михаила Марковича; время создания 1830 г.

[править] Русский романс

Русский романс в 19 веке занял столь почетное место, что постепенно стал вытеснять другие музыкальные произведения. Романсы исполнялись со сцен в театрах, в салонах, в светских залах.

И музыканты, стараясь не отстать от пожеланий публики, сочиняли романсы. Николай Алексеевич Титов (1800—1875) не считал себя профессиональным композитором, но в семье сложилась традиция совмещать военную карьеру с музыкальными сочинениями, и Н. А. Титов принадлежал уже к третьему поколению военных-музыкантов: сочиняли музыку его дед Николай Сергеевич Титов (годы жизни неизвестны), отец генерал-майор Алексей Николаевич Титов (1769—1827), младший брат генерал-лейтенант Сергей Николаевич Титов (1770—1825) и двоюродный брат Николай Сергеевич Титов (1798—1843)[1].

Сам Николай Алексеевич Титов прославился множеством своих романсов, в том числе и «Шарфом голубым». Этот романс очень нравился дружившему с Н. А. Титовым композитору М. И. Глинке, сказавшему, что мелодия этого романса «так хороша, что ежели что-нибудь в ней править — это значит все напортить», и предложил, «более ничего не трогая», «поправить бас в аккомпанементе»[2].

В итоге получились две редакции одного романса: первая была опубликована у Пеца (цензурное разрешение от 23 сентября 1830 года, уникальный экземпляр этого издания хранится в отделе нотных изданий и звукозаписей Российской государственной библиотеки), а вторая — с поправками Глинки — опубликована у Стелловского в 1835 (?) году (14), и именно в этой второй музыкальной редакции М.Глинки романс дошел до нашего времени и так и исполняется[2].

Шарф голубой! Шарф голубой! Как часто, бывало, Вслед за тобой Сердце летело, И страсти боролись с бессильной душой. Лаская, ты нежил лилейные плечи Слегка обвивался вкруг шеи младой. Я слушал, робея, красавицы речи, И взоры встречались с тобой. Шарф голубой! Шарф голубой! Как часто, унылый, Играл я тобой На груди у милой И таял в объятьях красы неземной. Под сенью ракиты, в безмолвии ночи, Вкруг стана обвившись горячей рукой, Лобзал я богиню в ланиты и в очи И дерзко боролся с тобой. Шарф голубой! Шарф голубой! Ветер нагорный Играет тобой. Давно ли ты с черной Так тесно и дружно смешался фатой?.. Волнуйся, волнуйся над свежей могилой, Но ты не промокнешь страдальца слезой. Я камнем холодным остался без милой… Ты вейся, как смерть, надо мной…[3]

Сочиненный в 1830 году романс «Шарф голубой» получил популярность — такую, что легкий голубой шарф стал обязательным атрибутом любой модной барышни[4][5]. Каждая считала необходимым пройтись по улице, накинув на плечи голубой шарф, раздувавшийся на ветру и крутившийся-вертевшийся над головой.

Приблизительно в эти же годы появился и романс А. Е. Варламова на стихи Ф. А. Кони под названием «Ах ты, шарф голубой».

[править] «Крутится-вертится…»

Как бы ответом на столь модный романс в народе возникла песня — «Крутится-вертится шарф голубой», песня приобрела популярность не меньшую, а даже большую, чем романс, аллюзией которого являлась[4][5], а через какое-то время вообще затмила его по популярности. Народ запел еще одну песню про голубой шарф, который «крутится-вертится над головой, крутится-вертится, хочет упасть», а тем временем «кавалер барышню хочет украсть», но не знает адреса и у всех спрашивает: где эта улица, где этот дом? Правда, в слове «шарф» последний глухой звук не все слышали, поэтому повторяли песню уже по-своему, как услышали: не «шарф», а «шар»[6]. Так уже другая песня стала исполняться и даже вошла в фильм.

cyclowiki.org

Музыкальная археология: «Крутится, вертится шарф голубой»

Много лет назад в своем полудеревенском детстве с единственным каналом в стареньком телевизоре «Рассвет» я часто слушала радио. Тогда в эфир выпускали много интересных познавательных передач – детских, театральных, музыкальных… И вот однажды в каком-то очередном «калейдоскопе» прозвучал рассказ об истории популярной песенки «Крутится, вертится шар голубой».

Эту незатейливую мелодию и простенькие слова в те годы знали и любили многие, и я в том числе. И почти все были уверены, что «над головой» – голубой воздушный шарик. Зачем он «крутится, вертится» и почему хочет упасть, оставалось загадкой, над которой никто, я думаю, особо не задумывался.

И вот радиоведущий рассказывает, что на самом деле эта песенка из кинофильма «Юность Максима» – старинный городской романс, родом из XIX века. И крутится там не воздушный шарик, и что это даже не намек на аллегорию с голубым шаром планеты Земля – на самом деле над головой крутится-вертится шарФ голубой. Легкий «газовый» шарфик, мечта и гордость девушек с рабочих окраин, повязанный на шее барышни, которую хочет украсть кавалер…

Вспомнив эту историю, я хотела написать о ней в свою рубрику «История заблуждений». Стала собирать материал, и… Поняла, что незатейливый городской романс куда более интересен, чем казалось вначале. Его история глубже, чем просто рассказ о «пропавшем шарфике». И тогда я провела небольшие раскопки – и придумала новую рубрику для своего ЖЖ: «Музыкальная археология». А начнем мы с того самого шарфика…

Не буду особенно умничать и оригинальничать, просто сведу в один текст материалы, найденные мною на разных ресурсах. В основном – на сайте «История одной песни» Александра Васильева.

Ключевым моментом в истории песни «Крутится, вертится шар(ф) голубой», бесспорно, был выход на киноэкраны Советского Союза фильма «Юность Максима» (1934), первой части кинотрилогии режиссёров Григория Козинцева и Леонида Трауберга. Исполнитель главной роли актёр Борис Чирков писал о съёмках фильма:

«Пришёл день, когда мы поняли, что обделили Максима — не дали ему песню. Были у него лиричность, жизнелюбие, юмор, а песни не хватало. Песни, которая помогла бы ему жить, в которой выливалось бы его настроение, в которой задумывался бы он над своей судьбою. У Максима должна была быть песня или песни не для слушателей, а для самого себя, в которых отражалось бы его отношение к жизни».

Во время одной из репетиций актёру вспомнилась песня, которую он несколько раз слышал: «И от неожиданности я заголосил, даже сам как следует не понимая, слова какой-то песенки, слышанной мною не раз, но уже давным-давно позабытой…»

Александр Васильев, «История одной песни»: «При этом режиссёр тогда и сам толком не расслышал, что именно кружилось над головой: шар или шарф. Скорее всего, это был всё-таки шарф, поскольку его таки легче представить кружащимся над головой, чем абстрактный шар, а то я сам в своём далёком детстве и вовсе рисовал его если не голубой планетой Земля, то уж глобусом точно!».

Так советские кинозрители впервые услышали песню «Крутится, вертится шар голубой».

Александр Васильев, «История одной песни»: «Известный композитор и музыковед Юрий Евгеньевич Бирюков многие годы посвятил изучению истории музыки и собиранию песен, и, по его мнению, песня «Крутится, вертится шарф голубой» появилась ориентировочно в конце 19-го века благодаря стараниям неизвестного уличного барда. Будем считать это Версией №1.»

В Сети найдется всё! Нашёлся там и текст этого старинного «жестокого романса»:

Жила раз на свете блондинка,На Съезженской в доме шестом,Красивая словно картинкаИ гордая очень при том.

Ах! Крутится-вертится шарф голубой,Крутится-вертится над головой!Крутится-вертится, хочет упасть,Кавалер барышню хочет украсть.

Таких прехорошеньких ручекНе видел на свете никто.Ходил к ней курчавый поручикВ нарядном и светлом пальто.

Ах! Где эта улица, где этот дом?Где эта барышня, что я влюблён?Ах, вот эта улица, вот этот дом,Вот эта барышня, что я влюблён!

Но вскоре их счастье пропалоНа самый ужасный манер.Поручику стряпка сказала,Что стал к ней ходить анжинер. Ах!

Поручик на скейтинге-рингеУвидел красотку в окне.Он к ней подошёл и блондинкеХватил кулаком по спине. Ах!

Всегда так на свете бывает,Закончился ихний роман!Мужчина от страсти сгорает,А женское сердце – обман!

Ах! Крутится-вертится шарф голубой,Крутится-вертится над головой,Крутится-вертится, хочет упасть,Кавалер барышню хочет украсть!

Именно эту, исконную, так сказать, версию песни, однажды исполнила Земфира – что интересно, почти полностью, но в «оригинальном прочтении»:

Александр Васильев, «История одной песни»: «В 1996 году в Польше была издана книга Вацлава Панека «Сборник польских народных песен, где приведена следующая информация. Некто Юлиуш Рогер опубликовал в сборнике песен Горной Силезии, изданном в 1863 году, одну из «песен охотников» неизвестного автора с бессловесным припевом. Песня как бы относилась к началу 19-го века и называлась «Szła dzieweczka» («Шла девушка»). Мажорная такая песенка, мазуркового склада. Однако ж, в начале 20-го века оная резко поменяла размер – стала вальсом, — и приобрела весьма примечательный припев:

Gdzie jest ta ulica,gdzie jes ten dom,gdzie jest ta dziewczynaсо kocham j

Даже не зная польского языка в совершенстве, можно без труда понять смысл слов. К счастью, мелодия резко отличается от нашей, поэтому вряд ли можно серьёзно думать, что это мы умыкнули песню у братьев-славян. Тем не менее, это Версия №2.»

На самом деле, мелодия не так уж резко отличается. Да и слова припева славянскому уху покажутся знакомыми. По крайней мере, в той версии, которую удалось найти мне:

Александр Васильев, «История одной песни»: «Согласно одной из версий, песня «Vu iz dos gesele?» («Где эта деревня?») была опубликована на идише в 1912 году в сборнике «Yidishe folkslider mit melodiyes» автора Y. L. Cahan. Как я понимаю, там тоже не был указан автор песни, в противном случае заголовки газет абсолютно на всех языках уже давно бы пестрели заголовками, что очередная музыкальная тайна разрешилась (…).

Согласно другой, песня придумана в 1926 году композитором Шоломом Секундой и поэтом Израэлем Розенбергом, живших в штатах. Песня впервые прозвучала в мюзикле «Mashe oder Margarita» («Маша или Маргарита») в стенах театра Хопкинсона, а чуть позднее, в 1927 году, была записана фирмой Columbia. Единственно, могу лишь предположить, что Секунда просто взял приглянувшуюся песню (да хоть из той же книги Кагана) в свой мюзикл – в этом случае всё заметно легче объясняется.

Vu Iz Dos Gesele, vu iz di shtibUn vu iz dos Meidele, vos ich hob lib?Ot, do iz dos Gesele, do iz di shtib,Do iz dos Meidele, vos ich hob lib?

Где эта деревня, место моей юности?Где этот парень, который меня по правде целовал?Вот эта деревня, место моей юности,Вот этот парень, который меня по правде целовал?».

Эту версию известной песни многие могли слышать в исполнении популярного когда-то дуэта – «Сёстры Бэрри» (The Barry Sisters)

Но сколько бы версий происхождения этого образчика народного творчества ни придумали музыковеды, занимаясь «музыкальными раскопками», это маленькое чудо, как все вечные ценности, не становится артефактом или музейным экспонатом «руками не трогать!». И время от времени в музыкальном эфире планеты будет звучать новая версия знакомой и любимой песенки…

Ольга Арефьева, известный автор-исполнитель, создала свой вариант «жестокого романса», который в определённом смысле вырос именно из «шара голубого».

Крутится-вертится шар голубой,Крутится-вертится над головой,Крутится-вертится - хочет упасть,Кавалер барышню хочет украсть.

Где эта улица, где этот дом?Где эта барышня, что я влюблён?Вот эта улица, вот этот дом,Вот эта барышня, что я влюблён!

Плечики белые, в глазках огонь,Я положу ей на сердце ладонь,Лаской из дома с собой уведу.Верьте-не верьте - имейте в виду!

Только пустите меня до неё -Я расскажу ей про чувство своё,Ей подарю не сапфир, не алмаз -Шарик земной один будет для нас!

Крутится-вертится шар голубой,Крутится-вертится над головой,Крутится-вертится - хочет упасть,Кавалер барышню хочет украсть.

К сожалению, я нигде не нашла ни ролика, ни кода, чтобы встроить звуковой файл прямо сюда, но желающие могут прослушать эту версию по ссылке. Уверяю, оно того стоит!

И ещё один вариант мне показался интересным. У шансонье Андрея Шатрова обнаружилась совершенно оригинальная версия. Её тоже придётся слушать с переходом на «Яндекс.Музыка».

Вы ещё не подтанцовываете? Нет? А я уже готова закружиться в вальсе… Чего и вам желаю. А напоследок – симпатичный клип и довольно приятная стилизация «под граммофон» от группы «Отава Ё»

Эх! Не могу молчать:)

Крути-и-ится, верти-и-и-и-тся шарФ га-а-алубой,Крути-и-и-ится, верти-и-и-ится над мостовой!Крутится-вертится, хочет упасть…

kira-2010.livejournal.com


Смотрите также